Путеводитель по миру психологии
для клиентов и профессионалов
  • Поиск психолога по критериям:

Карта сайта

Оценка эмоционального состояния детей-сирот при различных условиях оздоровления

Подписка

Подписаться, чтобы узнавать о появлении новых статей .

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке. К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Для того чтобы оценить психологическую эффективность любой деятельности, необходимо знание об эмоциональном состоянии ее исполнителей. С другой стороны, доминирование в структуре личности тех или иных эмоций дает важную информацию не только о модальности эмоционального фона жизненного пространства человека, но и об особенностях адаптационного процесса в целом.

В прессе и общественных кругах как в Республике Беларусь, так и за ее пределами длительное время дискутируется проблема эффективности оздоровления белорусских детей за рубежом. Большинство фондов, занимающихся оздоровлением, высказываются однозначно положительно. Вместе с тем, существует и другая точка зрения, основанная не на социальных, экономических, медицинских и других интересах – точка зрения психолога о том, что «у любой монеты две стороны».

Эта точка зрения первоначально опиралась на многолетние наблюдения автора, беседы с учителями и педагогами, беседы с детьми. Затем было решено проверить эту точку зрения, высказав гипотезу, что перемещение ребенка в другую социокультурную ситуацию всегда сопровождается процессами дезадаптации, а «челночное» перемещение ребенка формирует у него еще и маргинальный статус.

Исходя из этого, чтобы оценить психологическую эффективность оздоровления детей, была проведена диагностика их эмоционального состояния. Использовалась «Шкала дифференциальных эмоций» К. Изарда [1]. Оценивались десять фундаментальных эмоций и четыре комплекса аффектов.

Фундаментальные эмоции:

  1. Волнение – положительная эмоция, которая мотивирует обучение, развитие навыков и умений, творческие стремления, повышает внимание, любознательность и увлеченность объектом интереса.
  2. Радость – характеризуется чувством уверенности, собственной значимости и ощущением любви.
  3. Удивление – возникает чаще всего из-за какого-либо нового или внезапного события, стимулирует познавательные процессы.
  4. Горе – эмоция, испытывая которую человек падает духом, чувствует одиночество, испытывает жалость к себе, стремится уединиться.
  5. Гнев – эмоция, которая вызывает ощущение силы, чувство храбрости и уверенности в себе, является началом выражения неудовольствия и агрессии.
  6. Отвращение – проявляется в желании избавиться от кого-либо или чего-либо, в сочетании с гневом может стимулировать деструктивное поведение.
  7. Презрение – развивается как средство подготовки к встрече с опасным, неприятным, ничтожным объектом, базой возникновения является чувство превосходства и пренебрежительное отношение к людям.
  8. Страх – возникает в ситуациях реальной или воображаемой опасности, сопровождается сильной неуверенностью и дурными предчувствиями, мотивирует реакции избегания.
  9. Стыд – мотивирует реакции отдаления, желание спрятаться, исчезнуть.
  10. Вина – возникает при нарушениях моральных и этических стандартов в ситуациях, когда человек чувствует личную ответственность.

Комплексы аффектов:

  1. Тревожность – состояние, в котором человек испытывает чувство страха, повышенное беспокойство в самых различных жизненных ситуациях.
  2. Депрессия – состояние, характеризующееся мрачными настроениями, подавленностью или печалью, ощущением собственной неполноценности, различными соматическими симптомами, жалобами на состояние здоровья.
  3. Удовольствие – состояние самоудовлетворенности, удовлетворенности окружающими и всем миром, сопровождающиеся ощущением способности справиться с трудностями и наслаждаться жизнью.
  4. Враждебность – состояние, мотивируемое чувством ненависти к окружающим людям или ситуациям, вызывающим гнев, отвращение и презрение; возникает в результате взаимодействия агрессивных влечений, аффектов и мыслей или образов, связанных с причинением вреда объекту враждебности.

Были обследованы дети 13-15 лет учащиеся школ-интернатов, которые условно были разбиты на три группы:

  • А – дети, находившиеся на отдыхе в иностранных семьях;
  • Б – дети, находившиеся на отдыхе в лагере и посещающие иностранные семьи добровольно;
  • В – дети, находившиеся на отдыхе в белорусских семьях.

Динамика эмоционального состояния оценивалась по результатам трех измерений: до поездки, во время отдыха, после приезда.

На основании анализа полученных данных были выявлены некоторые особенности и закономерности изменения эмоционального состояния детей при различных условиях оздоровления.

Во-первых, следует отметить, что проживание в иностранной семье сопряжено с определенными позитивными сдвигами в эмоциональном состоянии детей. В частности, превалировали эмоции радости и удивления. Эмоции горя, гнева, отвращения, презрения, страха были выражены в наименьшей степени. В целом, оценивая комплексы аффектов, можно указать на наиболее низкие показатели тревожности, депрессии и враждебности. Эмоциональное состояние детей до и после проживания в иностранной семье в целом существенно не различалось. После отдыха в иностранной семье значительно снизились показатели эмоций радости, а также чувства стыда и вины. (Диаграмма 1). Все это свидетельствует об очень комфортном самочувствии детей на отдыхе. После возвращения дети чувствуют себя менее довольными, но более раскованными и свободными.

Во-вторых, аналогичные тенденции в эмоциональном состоянии детей наблюдались и при отдыхе за границей и лагере. Единственными негативными моментами после приезда из лагеря были снижение удовольствия и возрастание чувства враждебности (Диаграмма 2).

В-третьих, пребывание на отдыхе в белорусских семьях наряду с общим удовольствием (а именно, эмоциями радости и удивления) не имело существенных позитивных изменений. Иными словами, находясь в белорусских семьях, дети испытывали ту же интенсивность эмоций гнева, презрения, отвращения, что и в обычных условиях школы-интерната. А чувство стыда у них даже усилилось. После возвращения из белорусской семьи также усилились эмоции гнева и презрения. (Диаграмма 3).

Сравнительный анализ (Диаграмма 4) эмоционального состояния детей при различных условиях проживания показал, что:

  • в иностранной семье и в лагере дети испытывали больше радости и удовольствия и меньше негативных эмоций;
  • проживание в белорусской семье более травматично и связано с более сильными эмоциями гнева, отвращения, презрения, страха, стыда и аффектом враждебности;
  • наиболее приемлемой формой оздоровления, исходя из оценки эмоционального состояния, является пребывание в лагере.

Последний вывод подтверждается результатами оценки эмоционального состояния детей после приезда в интернат (Диаграмма 5). Хотя дети, отдыхавшие в лагере, и испытывали меньше волнения, радости и удивления, в целом их эмоциональное состояние было значительно лучше.

Можно сделать и другое не менее важное заключение о том, что вне зависимости от места жительства семей, эмоциональное состояние детей после проживания и оздоровления в них значительно хуже, чем после лагеря. Это связано, на наш взгляд, с похожестью образов жизни в интернате и лагере. Отдыхая в лагере, дети чувствуют себя более адаптивно, привычно и комфортно.

Резкое различие в укладе и образе жизни детей в интернате и в семье приводит к тому, что последствия отдыха в семьях можно оценить как негативные. Этот факт следует признать, но его нельзя трактовать однозначно. С одной стороны, дети, попадая в семьи, познают совершенно другие условия существования и взаимоотношений, от которых они испытывают удовольствие. Вместе с тем они не могут не сознавать непродолжительность такого положения, а также не понимать отведенную им роль «детей без родителей и семьи» . И, если сюда добавить часто бесплодные мечты и фантазии детей об усыновлении, то становится понятным, что возвращение из семьи обратно в интернат является для детей крайне болезненным, вызывает негативные переживания и страдания.

С другой стороны, мы считаем, что проживание в семьях, несмотря на возможную его травматичность, имеет и целый ряд преимуществ, которые можно положительно оценить с точки зрения психологического развития ребенка. В частности, дети, никогда не жившие в семье и не имеющие представления о системе внутрисемейных отношений, получают возможность познакомиться с образцами не только родительско-детских и детско-родительских отношений, но и с супружескими паттернами поведения. Наконец, у них формируются психические образы «Родителя»  и «Супруга», которые в дальнейшем облегчат их ролевую адаптацию в будущей семейной жизни.

В заключение необходимо остановиться и на еще одном очень важном аспекте. По нашим данным, ведущими потребностями детей из школ-интернатов являются потребности в эмоциональной близости, дружбе, уважении и поддержке. Несомненно, что, находясь на оздоровлении в семье, дети эти потребности удовлетворяют. Об этом свидетельствует то удовольствие, которое они испытывают. Однако при этом не следует забывать, что дети-сироты – это дети очень специфической категории. Это дети, как правило, с очень высоким уровнем тревожности, социальной дезадаптированности, с устойчивыми потребительскими установками. По известной типологии Э. Фромма, они по всем признакам принадлежат к людям с рецептивной ориентацией [2]. Для них единственный способ удовлетворения потребностей – это получение благ из внешнего источника. При такой ориентации проблема любви состоит почти исключительно в том, чтобы «быть любимым», а не в том, чтобы любить. Поэтому они часто «бросаются» за всеми, кто предлагает им любовь или то, что на нее похоже.

Подарить подарок – это естественное желание одного человека сделать другому приятное, доставить ему удовольствие. Но, если обычный ребенок воспринимает подарок как знак внимания со стороны родителей или других взрослых, то ребенок с рецептивной ориентацией – как признак любви. Таким образом, у них в сознании возникают устойчивые ассоциативные связи «подарок – любовь» и «отсутствие подарка – утрата любви». И эти связи подкрепляется всякий раз, когда такие дети попадают в семьи на некоторое время.

Дети с рецептивной ориентацией чрезвычайно чувствительны ко всякому отдалению или отказу со стороны любимого человека. Поэтому по качеству и количеству сделанных им подарков они оценивают меру любви к ним. И, если это не соответствует их представлениям – возникает агрессия. Возможно, именно этим можно объяснить напряженность и конфликтность, которые появляются между некоторыми «временными» семьями и «временными» детьми.

У детей, воспитанных на такой «подарочной» любви в ситуации депривации потребностей может формироваться и эксплуататорская ориентация. Когда, не надеясь получить что-либо в дар от других, эти дети стремятся получить блага силой или хитростью. В результате закрепляется агрессивный или манипулятивный стиль взаимоотношений с окружающими.

Подводя итог изложенному, необходимо отметить, что работа иностранных и белорусских организаций по оздоровлению детей-сирот важная и нужная. Однако она с самого начала требовала и требует до сих пор определенных подготовительных действий. Во-первых, необходимо знать мотивацию семей, принимающих детей на оздоровление и учитывать ее при распределении детей. Во-вторых, необходима определенная психологическая подготовка семей к принятию именно такой категории детей. В-третьих, необходима организация социально-психологической и психологической помощи детям в их реадаптаци после возвращения.

Литература

  1. Изард К. Эмоции человека. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — 375 с.
  2. Фромм Э. Человек для себя. — Минск: Коллегиум, 1992. — 853 с.
     

Напечатана в журнале «Пазашкольнае выхаванне». — № 3, 1998. — С. 13–16.

 

 

 

 

 
Подписка

Подписаться на рассылку портала, чтобы узнавать о появлении новых статей одним из первых.

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке.
К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Все статьиДругие статьи



Портал рекомендует
  • Игорь Александрович Фурманов

    Игорь Александрович Фурманов

    Практикующий консультант и психотерапевт.

    Доктор психологических наук, профессор. Ведущий специалист по работе с агрессивностью, последствиями физического, психологического и сексуального насилия в отношении детей и взрослых.

  • Олег Силявский

    Олег Силявский

    Коучинг: бизнес- проф- лайф-

    Опыт коучинга, психологической, консультационной и тренерской работы — более 20 лет.

  • Надежда Агеева

    Надежда Агеева

    Психолог, гештальт-терапевт, групповой терапевт

    Основные направления психологической практики:индивидуальное психологическое консультирование, долгосрочная психологическая помощь, групповая работа, работа с семьями и супружескими парами, работа в реабилитационной программе для зависимых людей.

    Психологическая практика — более 10 лет.