Путеводитель по миру психологии
для клиентов и профессионалов
  • Поиск психолога по критериям:

Карта сайта

Ответственность и гештальт-терапия

Подписка

Подписаться, чтобы узнавать о появлении новых статей .

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке. К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

В этой статье я хотела собрать куски психологической мозаики под названием «гештальт-терапия и ответственность», которых набралось у меня достаточно много, в какую-то целостную для меня, а возможно и для Вас, картину.

Тема ответственности пронизывает весь процесс психотерапии, и это не случайно. Ответственность входит в систему базисных принципов гешталь-терапии: актуальность — осознанность — ответственность (К. Наранхо, [7]). Одной из целей ГТ является возвращение клиенту ответственности за свою жизнь. Это является фундаментом для остальных изменений у клиента в психотерапии.
Ответственность связана с контролем, управлением собственной жизнью. Центр управления может быть внешним (другие люди, структуры, внешние силы) и внутренним (сам человек). Уход от ответственности — это передача контроля за своей жизнью внешним обстоятельствам или другим людям.
Существует взаимосвязь между психическим здоровьем человека и его способностью брать на себя ответственность. Многие невротические проблемы людей связаны с их неспособностью отвечать за себя [12]. Например, депрессивные состояния клиентов часто сопровождаются чувством безнадёжности, беспомощности: «Я ничего не могу изменить, бесполезно что-либо делать — все равно от меня ничего не зависит». То есть клиент в депрессии считает, что он никак не может влиять на то, что происходит и действовать в собственных интересах. Здесь наблюдается разрушение связи между тем, что человек делает и результатами этих действий. Происходит потеря личной ответственности.

Избегая ответственности, человек автоматически попадает в позицию жертвы, объекта воздействия внешних сил. Он отказывается от возможности осознанно влиять на свою жизнь, строить её по своему желанию. Пока клиент верит, что его ситуация и его проблема порождается кем-то другим или какой-то внешней силой, у него нет мотивации, желания меняться самому.

Что такое ответственность.

Понятие «ответственность» является неоднозначным. Традиционное, принятое в обществе понимание отличается от её смысла в гештальт-терапии. В нашей культуре принято смешивать или заменять один другим различные виды ответственности. Так как в процессе психотерапии участвуют две стороны, то хотелось бы понять, насколько об одном и том же говорят клиент и терапевт, когда поднимается вопрос ответственности. Что каждый из них имеет в виду? Почему возникает столько подводных камней и сопротивлений на пути принятия ответственности клиентом? Попробуем в этом разобраться. Для начала рассмотрим, какие виды ответственности бывают, как они существуют и соотносятся друг с другом.

Виды ответственности в традиционном понимании.

Социальная (ролевая).

Наиболее часто понятие ответственности в нашем обществе связывают с чувством долга. Чтобы не быть голословной, я взяла из литературы по воспитанию  такое определение: «ответственность — это волевое качество, которое отражает склонность личности придерживаться в своем поведении общепринятых социальных норм, исполнять свои обязанности и ее готовность дать отчет за свои действия перед обществом и самим собой». Это соответствует социальной (ролевой) ответственности. Здесь жизнь похожа на игру в пьесе, и человек должен действовать по правилам своей роли. «Наша жизнь — игра, а люди в ней — актёры». Правильно выполняешь то, что предписано твоей ролью — молодец, нарушил сценарий — отчитайся за свои действия, получи наказание. Каждому человеку приходится жить, одновременно находясь в разных ролях, играя в нескольких пьесах. Например, как у жены у меня одни обязательства, как у матери — другие, как у преподавателя — третьи, гражданина государства — четвёртые и т.д. Возможны ситуации, когда обязанности одной роли противоречат правилам другой, и то, что ответственно в одной роли становится безответственно в другой. Например, работник предприятия может быть очень ответственным в этой роли и трудиться на благо организации всё своё рабочее и нерабочее время. При этом он будет безответственен к своей семье — жене, детям, так как не сможет участвовать в семейной жизни, воспитании детей. На это у него не будет времени и сил, а возможно, и желания. Здесь всплывает вопрос о наших ценностях и приоритетах. Какая из ролей более важна, значима? Какая из ролей в данный момент выйдет на передний план и станет своего рода «фигурой»? Это зависит от выбора человека, но не всегда. Иногда это может быть выбор без выбора. В социальной ответственности существуют роли более высокого порядка (обязательства перед государством) и более низкого. Например, возьмём ситуацию с воинской обязанностью. Если молодой человек вписывается по возрасту, здоровью и т.д. в роль призывника, то он им и становится. Роль гражданина государства становится приоритетной.

Позиция социальной ответственности с одной стороны достаточно удобна, так как регламентирует жизнь и заранее известно, как в своей роли необходимо себя вести. Но с другой стороны, она может закрывать доступ к истинным желаниям, потребностям человека. Личность с её уникальными особенностями, качествами, способностями становится вторичной. Роль становится важнее человека, играющего эту роль.
Особенно ярко это было видно во времена СССР, когда идея, мораль, долг перед партией и обществом были превыше всего. Маленький человек, как личность, сам по себе мало что значил. Ценность его зависела от того, как он справляется с предписанной ему ролью. Чувства, которые сопровождают социальную ответственность — вина, стыд, страх. Эти чувства являются фундаментом для поддержания этого вида ответственности. Если человек не выполнил свой долг, не выполнил взятые обязательства – он виноват и может быть наказан. Этот вид ответственности выгоден для государства, воспитывается с детства и является удобным средством для манипуляции и управления людьми.

Ответственность за выбор.

Другой вид ответственности — это ответственность за выбор. Ежедневно, ежечасно в своей жизни мы сталкиваемся с ситуациями выбора. Можно сказать, что мы живём, постоянно выбирая: встать утром или спать дальше, выпить чай или кофе, делать зарядку или нет, идти куда-то или остаться дома и т.д. Прямо сейчас вы выбираете посвятить своё время чтению этой статьи или потратить его на что-то другое. Ответственность за выбор означает, что человек в состоянии выбрать для себя как ему относиться, поступать, что ему делать или не делать в каждой конкретной ситуации. Этот выбор он делает сам и несёт за него ответственность. Если человек отказывается сам выбирать — это тоже его выбор. Жизнь не всегда идёт гладко, случаются болезни, потери, катастрофы. Мы можем быть недовольны своим здоровьем, внешностью, семьёй, зарплатой и т.д. Многое, что нас не устраивает, мы не можем изменить. Это не значит, что мы не имеем выбора в этом случае. Даже в самых безвыходных ситуациях у нас остаётся выбор, как относиться к тому, что происходит или произошло. У нас есть выбор позволить обстоятельствам сломить нас, загнать в депрессию или использовать их как ступеньку в нашем личностном развитии. Мы выбираем не только то, как нам действовать, но и то, как чувствовать (хотя это не всегда очевидно). Наше отношение к тем событиям, которые с нами происходят, часто определяет наши чувства.

Существует притча про двух лягушек, попавших в крынку с молоком. Одна сложила лапки, пошла ко дну и утонула. Другая стала двигаться, искать выход, взбила лапками кусочек масла, оттолкнулась от него и выскочила на волю. Разное отношение — разный результат.

Для того чтобы не выбирать, многие уходят от ответственности за выбор в социальную ответственность, прячутся за чувство долга, за неписаные правила. Говорят: «Я это делаю потому, что должен» или «Так принято».
Отказ от выбора происходит по ряду причин. Одна из них заключается в том, что, выбирая одно из массы возможностей, мы остальное теряем, от чего-то отказываемся. Если я выбираю пойти на тренинг, то я отказываюсь от возможности пойти в гости, в театр, провести день с семьёй, почитать книгу и т.д. Даже, находясь в ролевой ответственности, нам нужно выбрать, какая роль для нас в данный момент является главной.
Случается, люди застревают в ситуации выбора, так как не могут ни от чего отказаться. Так долго выбирают, куда поехать в отпуск, что в результате отпуск заканчивается. Как осёл, который умер от голода, стоя между двух копён сена. Не мог выбрать, какую съесть. Это способ не удовлетворить свою потребность, имея массу возможностей. Другая причина — страх ошибиться, сделать неправильный выбор. Социальная ответственность и ответственность за выбор могут находиться в противостоянии друг другу и исключать одна другую.

Личная ответственность (авторская).

Ещё один вид ответственности — личная ответственность. Она означает признание того, что мои поступки, мысли, чувства произведены мной, я являюсь их автором. Кажется, что это и так очевидно. Если человек что-то делает, то он сам является автором своих действий. Мысли и чувства также являются продуктами внутренней деятельности человека. Но не всё так просто. Особенно большие трудности возникают с признанием себя автором своих чувств, не всех, а некоторых.

В нашем обществе существует тенденция делить чувства на хорошие и плохие. Хорошие чувства — любовь, радость, удовлетворение, гордость и т.д. Их можно показывать и их нормально испытывать. Как следствие, человек, испытывая «хорошие» чувства, показывает их и признаёт своими. Плохие чувства — стыд, вина, гнев, и др. Эти чувства не приятны, социально неодобряемы. Когда они возникают в отношениях, их стараются не показывать, их принято избегать, скрывать. Часто в разговоре можно услышать фразы, аналогичные таким: «Ты меня злишь. Он меня обидел. Ты заставила меня беспокоиться и т.д.». Они означают, что ответственность за свою злость, обиду, тревогу полностью перекладывается на окружающих. Это так удобно обвинить в своих «плохих» чувствах других людей и при этом остаться «ни при чём». Кроме того, вызывание у других чувства вины, является способом манипулирования ими. Уход от личной ответственности так же связан с избеганием переживания вины и стыда, со страхом наказания. Все эти чувства связаны с внешним оцениванием моих действий, поступков — моей жизни. Если я взялась сделать что-то и это «что-то» у меня получилось плохо или не получилось вообще, то этому сопутствуют чувства вины и стыда. Чтобы не сталкиваться с этими чувствами, нужно: либо сделать «хорошо», либо не делать совсем, либо не брать на себя ответственность за результат. Если сравнить, как влияют испытываемые людьми чувства вины и страха на принятие различных видов ответственности, то получается следующее. Чувство вины является препятствием для принятия личной ответственности и ответственности за выбор. Для социальной ответственности наоборот, чувство вины, страха укрепляют, этот вид ответственности, помогают удерживать человека в рамках социальной роли. Личная ответственность также может противоречить социальной. Например, люди могут признавать авторство своих противоправных поступков (убийство, насилие, кража и т.д.), т.е. быть лично ответственными, но это не делает их ответственными социально, так как они эти поступки совершили. Мы это регулярно наблюдаем, когда узнаём из СМИ, что какая-то из террористических организаций берёт на себя ответственность за содеянное.

Ответственность в гештальт-терапии.

Для клиента.

Мы вплотную подошли к тому моменту, чтобы разобраться, наконец, что подразумевается, когда говорится об ответственности в гештальт-терапии? Как пишет об этом Джон Энрайт: «Быть ответственным, означает просто признавать действия своими собственными. Я нечто сделал, и меня не принуждали ни обстоятельства, ни моё бессознательное, ни судьба, ни социальное давление, не говоря о начальнике, жене и детях. Такого рода давление, разумеется, влияет на моё поведение, но я сам взвешиваю и выбираю, каким влияниям придавать большее значение. В противном случае я выбираю не взвешивать и не выбирать, то есть выбираю не видеть, что у меня есть выбор» [1, с. 214]. То есть по сути своей здесь ответственность является объединением личной (авторской) ответственности и ответственности за выбор. Она не связана с чувством долга, обязательствами, не предполагает вину и наказание [2]. Но, тем не менее, именно то, что для клиента ответственность часто связана с виной и стыдом, является одной из причин, по которой он избегает её принятия.

Ответственность в гештальт-терапии — это осознание того, что мои мысли, чувства, действия являются результатом моей внутренней деятельности и запускаются, и управляются мной самим. Они являются результатом моего собственного выбора.

Здесь возникает такое противоречие, которое связано с выбором, и является ещё одной причиной непринятия клиентом ответственности за свои чувства. Многие внутренние процессы, эмоциональные реакции протекают неосознанно. Человек видит только результат, отклик на какое-либо событие. Он не понимает, что происходит в середине, не осознаёт, какая его роль в том, чтобы реакция была именно такой. Если нет понимания, то человек реагирует на то, что происходит автоматически. Нет ощущения, что он сам выбирает, как ему реагировать. Если у меня нет осознания, что это делаю я, то как я могу за это отвечать? Я не выбирал — я за это не отвечаю. Например, одна и та же фраза, сказанная разным людям, вызывает разный эмоциональный отклик, так как способ обращения с полученной информацией у каждого человека свой.
Поэтому в гештальт-терапии уделяется много внимания процессу осознания того, что происходит с клиентом. Здесь у него появляется уникальная возможность увидеть и промежуточную часть процесса, то есть осознать, что результат (чувства, эмоциональная реакция на воздействие) во многом определяется тем, как человек воспринимает событие, чем оно для него является. То, что одни и те же события разные люди воспринимают по-разному, подтверждает это. Именно осознавание своих внутренних процессов позволяет клиенту выйти из замкнутого круга автоматических переживаний и увидеть, что у него есть выбор отреагировать по-другому. Ведь только, осознав здесь и сейчас (актуальность) того, что со мной происходит, что я чувствую, чего хочу (осознанность), я могу делать выбор, который признаю своим собственным (ответственность).

Защитные механизмы, поддерживающие уход от ответственности.

Существует ряд невротических механизмов, которые поддерживают избегание ответственности за собственное существование у клиентов. В большинстве случаев  эти  механизмы работают бессознательно и приобретаются в  результате проживания и воспитания в родительской семье. Рассмотрим, что это за  механизмы и как они функционируют.

  • Интроекция. В каждого человека с детства заложена масса установок, правил, которые говорят, что можно делать, с кем, как, когда и где, а что нельзя. Что такое хорошо, а что такое плохо и т.д. Интроекты – это рамки, неписаные правила существования в различных социальных ролях. Откуда берутся интроекты? Известно, из семьи, школы, от родителей, учителей, друзей, родственников и от идеологии государства. Сам процесс интроецирования для человека необходим. Он помогает (а иногда мешает) разобраться в том, как выживать в нашем сложном мире. Есть интроекты, которые интегрируются в человеке и становятся частью его самого. Они находятся в соответствии с его внутренним миром. Но есть такие установки, которые идут вразрез с чувствами и желаниями человека. Тогда возникает состояние, которое мы называем внутриличностным конфликтом. Когда душа и тело кричат: «Хочу»! А мозги говорят: «Нельзя». Или мозги говорят: «Надо», а человека от этого «надо» просто тошнит (психосоматический симптом).
    Прячась за полученные в детстве установки, человек уходит в социальную (ролевую) ответственность, в которой чувства и желания не важны. Важно выполнять то, что должен, обязан, то, что разрешено. Человек часто сам не понимает, делает ли он что-то потому, что этого хочет сам или потому, что «так положено». В гештальт-терапии понятие ответственности напрямую связано с выбором. Ответственность означает, что я признаю выбор своим. С позиции теории «Self» за выбор человека в процессе творческого приспособления к окружающему миру отвечает функция выбора Ego (ЭГО). Проблемы ответственности связаны с нарушениями этой функции. ЭГО работает на основе информации, получаемой из Id (ИД) и Personality (ПЕРСОНЭЛИТИ) [14]. Id — это наши потребности, желания, чувства, ощущения. Personality — это наше представление о себе, других и окружающем мире. Personality включает в себя наши убеждения, ценности, правила существования, которые основываются на нашем мировосприятии, вытекающем из нашего опыта, воспитания, образования и семейной истории. Интроекты являются составляющей функции ПЕРСОНЭЛИТИ. Они формируют наше представление о мире, часто искажая его, и являются мощными фильтрами восприятия. Если ЭГО делает свой выбор на основе искажённой информации из ПЕРСОНЭЛИТИ, то и результат получается соответствующий. Это как в компьютере: ошибки, неточности во входящей информации порождают ещё большее искажение в выходящей. Сделанный выбор не устраивает, не удовлетворяет человека, и он старается отмежеваться от него. Например, у одной из клиенток, 35-летней женщины, имеется такая установка (интроект), заложенная с детства: «Маме возражать нельзя. Мама знает лучше». В результате, мама постоянно вмешивается в её семейную жизнь, в отношения с мужем, ребёнком, руководит ею. От этого вся её жизнь идёт наперекосяк. Женщина не видит выхода из ситуации. С одной стороны, её семья разваливается. С другой — «Маме возражать нельзя. Мама лучше знает». Пока этот интроект является частью её убеждений (ПЕРСОНЭЛИТИ),  на основе которых организуется её  жизнь, она не сможет изменить ситуацию и наладить свои семейные отношения. Интроекты накладывают ограничение на творческое приспособление. Чем больше человек руководствуется заложенными в нём установками, обесценивая собственные чувства и желания, тем жёстче рамки, в которых он находится, тем меньше у него свободы выбора, возможности сделать что-то по-другому. Часто он даже не видит, что выбор у него есть.
  • Проекция. Очень удобный способ избежать ответственности. В отличие от интроекции, при которой послания внешнего мира принимаются за собственные, при проекции у человека происходит отторжение, отчуждение части своего внутреннего мира во внешний. Человек не осознаёт часть  своих чувств, мыслей, особенностей восприятия и приписывает их окружающим людям. Здесь ответственность  перекладывается на других людей, внешний мир. Человек считает себя жертвой, пассивным объектом. Однако часто ситуации, которые приносят человеку страдания, инициируются им самим, хотя и неосознанно. В основе проекции могут лежать убеждения (интроекты), которые постулируют правила, рамки, в которых должен существовать человек. На пример, запрет на проявление негативных чувств. Если реакции человека, его чувства выходят за эти рамки, то он не находит ничего лучшего, чем либо не чувствовать (потерять чувствительность), либо не признавать их своими собственными, приписывая их авторство другим людям. Отвергаемая часть себя проецируется на окружающих.
    Например:
    — Мой начальник меня ненавидит — говорит клиентка, сжимая кулаки.
    — Как ты узнала об этом?
    — Я чувствую.
    Если рассмотреть проекцию, как способ ухода от ответственности с точки зрения теории SELF, то получится, что функция выбора ЭГО работает на основе искажённой информации как из ПЕРСОНЭЛИТИ, так и из ИД. Выбор, который делает человек, не удовлетворяет его. Как следствие, он отказывается брать ответственность за этот выбор. Это способ уйти от переживания чувств вины, стыда, страха, признания своих ошибок. Здесь позиция может быть такая: «В том, что в моей жизни не всё в порядке  виноваты и ответственны другие люди, обстоятельства и государство. Если бы не они (он, она, оно), то у меня всё было бы ОК. Я тут ни при чём».
  • Слияние. Этот механизм характеризуется тем, что, во-первых, у человека из-за слабой восприимчивости к своим чувствам и желаниям возникают трудности с их идентификацией и выделением из них доминирующего, а во-вторых,  он может  путать свои чувства и желания с  чужими и, как следствие,  не может  отделить себя от другого человека. Иллюстрацией первого варианта может быть случай с женщиной, которая избегала контактов с мужчинами, так как принимала за страх то чувство, которое она при встрече с ними  испытывала. В результате работы выяснилось, что клиентка за страх принимала своё возбуждение. Во втором варианте слияние  может быть с человеком (партнёром),  с болезнью, с ролью и т.д. Отношения слияния часто наблюдаются между мужем и женой, родителями и ребёнком. В бизнесе — между начальником и подчинённым. Удовлетворения от таких отношений мало, так как собственные желания игнорируются.  Не ясно, это моё чувство или чувство партнёра, этого хочу я, или это исходит из моего отождествления, слияния с  выбранной ролью. Здесь либо право выбора может передаваться другому человеку, но считаться своим собственным, либо один человек может осуществлять выбор за другого человека, искренне считая, что он делает так, как хочет другой.
  • Потеря контроля (ссылка на особое состояние). Это ещё один способ ухода от ответственности. Его описывает Ирвин Ялом в «Экзистенциальной психотерапии» [12]. Он состоит в том, что человек временно входит в особое иррациональное состояние («Я был не в себе»), в котором «как бы получает право действовать безответственно, поскольку не в состоянии отдать отчет в своем поведении даже себе». Примером здесь может быть ситуации провалов памяти у алкоголиков, когда после запоя и буйного поведения, на следующий день они ничего не помнят из того безобразия, которое творили вчера. «Я ничего не помню. Вы всё придумали. Это был не я». Таким образом, человек отделяет себя, от последствий своих действий. Здесь происходит уход от личной ответственности, от признания себя автором содеянного.

Ответственность для гештальт – терапевта.

Теперь мы подошли к очень важному вопросу о том, что означает ответственность для гештальт-терапевта. За что отвечает он в своей работе с клиентом, а за что нет?

Часто проблемы взаимоотношений, возникающие у клиентов, связаны с несоблюдением границ в процессе взаимодействия с окружающими. Поэтому в ответственность терапевта в сессии входит очерчивание собственных границ, соблюдение границ клиента, обозначение моментов в сессии, когда происходит нарушение границ контакта. Сюда входит и ответственность за выполнение терапевтического контракта: приходить в нужное место в нужный час, находиться с клиентом оговоренный отрезок времени и т.д. То есть терапевт отвечает за соблюдение рамок (границ) терапевтической сессии. Гештальт-терапевт «работает собой», он сам, его психическое состояние является инструментом психотерапии. То, что он чувствует, видит, как реагирует на происходящее в сессии, является ценным для терапии. Как писали об этом Ирвин и Мириам Польстеры «… Польза от переживаний самого терапевта превосходит любые эффекты терапевтической интервенции. …Он не только даёт обратную связь, но и сам становится полноправным участником формирования нового опыта…» [5]. Поэтому важно, чтобы терапевт был в «рабочем состоянии». Что это означает для гештальт-терапевта? В первую очередь, быть чувствительным к себе и осознавать, что со мной происходит во время сессии, что делаю и зачем. Терапевт не отвечает за чувства клиента, за его способы обращения с собственной жизнью, но отвечает за собственные чувства и реакции на клиента, за свои способы взаимодействия с клиентом, за умение быть в контакте (Ф. Перлз [3]).Терапевт, как и любой другой человек, «родом из детства», из семьи. Он имеет свою собственную коллекцию травмирующих событий, неконструктивных взаимоотношений, целый склад законсервированных переживаний и недостроенных гештальтов. Предполагается, что в ходе своего обучения терапевт пройдёт необходимое количество часов личной и групповой терапии, и «разберет» все эти завалы. Но каждый «растет» со своей скоростью. Количество и размеры «скелетов в шкафу» у каждого свои. Для большинства терапевтов недостаточно заложенных в программу часов личной терапии. Поэтому я вижу ответственность терапевтата и в том, чтобы приводить свою душу в порядок, то есть знать свои слабые места, и собственные психологические проблемы прорабатывать на личной терапии. Иначе, внутриличностные проблемы терапевта тормозят процесс терапии. Можно сказать о закономерности, которая звучит так: «Рыбак рыбака чувствует издалека». К терапевту часто приходят клиенты с проблемами, аналогичными тем, которые являются больным местом и у терапевта. Это точка непроходимости. Тогда терапевт либо игнорирует, в упор не видит, обходит больное место клиента, так как у самого там болит, либо решает свои проблемы за счёт клиента. Здесь опасность увязнуть в контрпереносных отношениях, при этом, не осознавая их. Что касается нового опыта, то именно терапевт может дать клиенту опыт изначального уважения, отношения к себе, как к «значимой персоне». Часто лишь на терапевтических сессиях человек начинает осознавать свою собственную ценность, начинает понимать, что его чувства и желания являются важными. Случается, что клиенты наделяют психотерапевта такими возможностями, которыми он не обладает. Здесь гештальт-терапевту важно осознание своих пределов, т.е. знать ограничения своей компетентности — что могу, а что нет.

Ещё один важный момент. То, что происходит с ответственностью во взаимодействии между клиентом и терапевтом, повторяет механизм распределения ответственности у людей в паре. Чем больше ответственности берёт на себя одна сторона, тем меньше — другая. Чем больше ответственности у психотерапевта, тем меньше её остаётся у клиента. Соответственно, тем больше клиент уходит в детскую позицию, отдавая терапевту полномочия родителя. Эта стратегия препятствует росту клиента и не позволяет ему самому стать ответственным и взрослым. Поэтому в ходе терапевтической сессии, когда выходят на поверхность невротические механизмы клиента и его способы ухода от ответственности, задача терапевта не пропустить их и сделать явными для клиента. Здесь ответственность терапевта заключается в переводе отношений в плоскость «взрослый — взрослый» и передаче клиенту его доли ответственности. Терапевт, «бегущий впереди клиента», тянущий его за собой, тормозит процесс взросления у клиента. Так же в ответственность терапевта входит ставить во главу угла интересы клиента. Поэтому, будучи откровенным с клиентом, терапевт выбирает степень своей открытости, выбирает способ подачи и донесения до клиента того, что видит. Важно, чтобы полученная клиентом информация, обратная связь от терапевта не разрушала клиента, а способствовала его продвижению в терапии. В ходе терапии у клиента увеличивается область осознавания и раздвигаются границы ответственности. Предполагается, что после осознания своих невротических механизмов, способов существования клиент начинает менять свою жизнь. Но это не всегда так. Бывает, что осознавания много, а изменений мало. Здесь можно сказать о разделении сфер ответственности. Терапевт отвечает за поддержание процесса осознавания у клиента в ходе терапии, а клиент за то, как он обходится с тем, что осознал - за свои собственные изменения. И клиент может выбрать оставить всё как есть в своей жизни. Остаётся отнестись с уважением к его выбору. Клиент может меняться ровно настолько, насколько он готов к этому в данный момент.

Литература.

  1. Гештальттерапия. Теория и практика. Джон Энрайт. Гештальт ведущий к просветлению. Пер. с англ./М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.-320 с.
  2. Перлз Ф., Гудмен П. Теория гештальт терапии – М.: Институт общегуманитарных исследований, 2004 – 384 с.
  3. Перлз Ф. Практика гештальттерапии (Практикум по гештальттерапии. Гештальт-подход и свидетель терапии) – М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002 – 480 с.
  4. Перлз Ф.С. Эго, голод и агрессия / Пер. с англ. М.: Смысл, 2000. – 358 с.
  5. Польстер И., Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия: контуры теории и практики / Пер. с англ. – М.: Независимая фирма «Класс», 2004. – 272 с.
  6. Кемплер У. Основы семейной гештальттерапии. Пер. с англ. / СПб.: «Издательство Пирожкова», 2001. – 224 с.
  7. Клаудио Наранхо. Гештальт-терапия: Отношение и Практика атеоретического эмпиризма / Пер. с англ. Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995._ 304 с.
  8. Майерс Д. Социальная психология / Пер. с англ. – СПб.: Питер Ком, 1999. – 688с.
  9. Рудестам К. Групповая психотерапия – Сб.: Питер Ком, 1999. – 384 с.
  10. Трунов Д. Г. Что мы имеем в виду, когда говорим об ответственности? Доклад на III практическом семинаре по проблемам ТЭПП, Пермь, ОЦПППН, 17 мая 2000 г. (из Интернета)
  11. Трунов Д.Г. Гуманистическая психология и массовое сознание. (из Интернета)
  12. Ирвин Ялом. Экзистенциальная психотерапия. (из Интернета)
  13. Гронский А.В Экзистенциальные аспекты гештальт-терапии. (из Интернета)
  14. Лебедева Н.М., Иванова Е.А. Путешествие в Гештальт: теория и практика – СПб.: Речь, 2004. – 560 с.
 
Подписка

Подписаться на рассылку портала, чтобы узнавать о появлении новых статей одним из первых.

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке.
К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Все статьиДругие статьи



Портал рекомендует
  • Игорь Александрович Фурманов

    Игорь Александрович Фурманов

    Практикующий консультант и психотерапевт.

    Доктор психологических наук, профессор. Ведущий специалист по работе с агрессивностью, последствиями физического, психологического и сексуального насилия в отношении детей и взрослых.

  • Олег Силявский

    Олег Силявский

    Коучинг: бизнес- проф- лайф-

    Опыт коучинга, психологической, консультационной и тренерской работы — более 20 лет.

  • Надежда Агеева

    Надежда Агеева

    Психолог, гештальт-терапевт, групповой терапевт

    Основные направления психологической практики:индивидуальное психологическое консультирование, долгосрочная психологическая помощь, групповая работа, работа с семьями и супружескими парами, работа в реабилитационной программе для зависимых людей.

    Психологическая практика — более 10 лет.