Путеводитель по миру психологии
для клиентов и профессионалов
  • Поиск психолога по критериям:

Карта сайта

Психологические факторы насилия над родителями

Подписка

Подписаться, чтобы узнавать о появлении новых статей .

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке. К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Насилие в семье может принимать различные формы. Однако общественное мнение в большей мере концентрируется на насилии в отношении детей или супружеском насилии. Вместе с тем, все большую озабоченность и интерес психологов привлекает часто являющийся семейной тайной феномен насилия детей над родителями.

Определение насилия над родителями

Следует признать, что случайный конфликт между людьми, которые живут вместе, включая родителей и их детей, является вполне нормальным явлением. Определить факт насилия над родителями очень трудно, потому что не всегда ясно, какие нормы поведения в этой семье являются нормальными, а какие насильственными. Конфликт приобретает форму насилия, когда один из членов семьи использует угрозы, могущество или манипуляцию, чтобы получить власть над другим членом семьи. Исходя из этого, насилие над родителями – это любые действия ребенка, которые связаны с причинением физического, психологического или финансового ущерба, а также направленные на получение власти и контроля над родителем.

Большинство подростков обычно проходят этап, связанный с попытками сепарации от родителей. Обычно этот процесс называют «индивидуализацией». Он может время от времени сопровождаться открытым неповиновением или сопротивлением власти. Следует, однако, различать сопротивление и агрессию, стремление сепарироваться и попытки взять под свой контроль родителя, «нормальное» подростковое неповиновение и насилие над родителями.

Насильственное подростковое поведение может варьировать от умеренного до тяжелого. Насилие обычно начинается с вербальной агрессии и для большинства является обычной ситуацией, когда родитель видит, что ребенок не демонстрирует никаких признаков раскаяния или вины за свое поведение. Родители должны изучить поведение детей и на основе этого определить, является ли оно приемлемым или приняло форму насилия. Насильственное поведение не должно допускаться.

Дети – не взрослые, они зависимы, уязвимы и требуют защиты и руководства. Отношения между родителями и детьми по социальной роли не равны: это оберегающие, неравные отношения взрослого с зависимым ребенком. Относительный баланс между зависимостью и независимостью не статичен, а изменяется с возрастом ребенка и, по существу, достигается в период взрослости. При позитивных родительско-детских отношениях родитель несет ответственность, и именно она обеспечивает разумную власть над ребенком. Когда эти отношения дисфункциональны, то есть в них все наоборот – они потенциально насильственны [3].

Некоторые родители, участники родительских тренинговых групп, сообщают о цикле насилия, подобному супружескому, когда дети выражают раскаяние и испытывают угрызения совести по поводу своей агрессии по отношению к родителю, иногда используя самонаказание. Даже тогда, когда подростки-агрессоры явно не выражают раскаяние, многие родители отмечают, что подростки знают, что их поведение наносит ущерб. Вместе с тем, некоторых родителей, чьи дети злоупотребляют спиртным или наркотиками, пугает эмоциональная черствость подростков.

В принципе, любое поведение, которое представляет собой намеренное причинение вреда родителям и используется как форма контроля, может быть определено как насилие. Насилие может быть физическим, психологическим (включая вербальную агрессию) или экономическим (финансовым). Часто насилие по отношению к родителям представляет собой комбинацию различных форм.

К физическому насилию по отношению к родителям можно отнести удары, пинки, шлепки, толчки и отталкивания, ломание и бросание вещей, удары кулаком в стену, по столу и прочее. К психологическому насилию – запугивание и унижение родителя, угрозы нанести повреждения, покалечить или убить родителя или кого-то из членов семьи; попытки выставить родителя сумасшедшим; выдвижение нереалистичных требований к родителям типа упреков в том, что родители ничего не делают, чтобы удовлетворить желания ребенка; преднамеренное лишение родителя информации о том, куда они идут, где находятся и что делают, побеги из дома или отсутствие дома всю ночь; шантаж в виде угроз убежать, совершить самоубийство или причинить другой вред себе; отказ в любви; попытки контролировать ведение домашнего хозяйства. К вербальной агрессии относятся вопли и крики, бесконечные призывы к дискуссии и оспариванию родительских требований (типа «Я не обязан делать то, что вы мне говорите!»), саркастичность, критичность, сквернословие, выражение ненависти и проклятий в адрес родителей. Экономическим насилием является кража денег и вещей; продажа собственного или родительского имущества, которые иногда преподносятся как «заимствование» без разрешения; разрушение квартиры, дома или имущества родителей; требования купить вещи, которые родители не могут себе позволить; вынуждение родителей отдавать их долги.

Половозрастные особенности ребенка, склонного к насилию

Хотя многие психологи полагают, что мальчики имеют более выраженную тенденцию проявлять физическую агрессию по отношению к их родителям, чем девочки, некоторые убеждены, что и мальчики и девочки в равной степени участвуют во всех формах насилия.

Следует отметить, что основа насильственного поведения закладывается задолго до того времени, когда дети достигают подросткового возраста. Большинство родителей отмечают, что насилие началось, когда ребенку было 12-14 лет. Однако некоторые из них замечали признаки насильственного поведения и в более раннем возрасте (4-5 лет), но первоначально трактовали такое поведение скорее как истерику, чем насилие. Большие физические габариты и кондиции подростков могут восприниматься родителями как более угрожающие и, следовательно, изменять их оценку, то есть трактовать агрессивное поведение ребенка как насильственное.

Достигнув подросткового возраста, многие дети, проявляющие насилие против родителей, начинают участвовать в асоциальных (пьянство, употребление наркотических веществ) или противоправных (кражи, мошенничество, вандализм, воровство, совершение тяжких преступлений, проституция) действиях.

Иногда молодые люди, проявляющие насилие к собственным родителям, сами являлись жертвами физического, сексуального и/или психологического насилия. Это могло быть возможным как в рамках собственной семьи со стороны близких родственников, так и вне семьи, со стороны посторонних. Некоторые подростки, которые не были непосредственными жертвами, являлись, тем не менее, свидетелями насилия, что, в свою очередь, сделало их склонными к нарушениям поведения, проявлению агрессии в отношениях со сверстниками и взрослыми, совершению деструктивных и противоправных действий.

Половозрастные особенности родителя-жертвы насилия

Поскольку семьи существенно различаются по структуре, традициям, социальному положению, достатку, условиям проживания, трудно составить типичный портрет родителя-жертвы.

Вместе с тем, все же можно остановиться на некоторых общих закономерностях. В частности, было установлено, что единственный родитель в семье имеет больший риск быть подвергнутым насилию, чем родитель из полной семьи. Средний статистический возраст родителей, подвергающихся насилию со стороны детей, – 44 года [4] [5]. Это противоречит распространенному мнению, что насилию подвержены, прежде всего, те люди, которые стали родителями в слишком молодом возрасте.

Матери и мачехи (как в неполных, так и в полных семьях) в большей мере подвержены опасности стать жертвой насильственного поведения подростков. Причем и физически сильные (в меньшей степени), и физически слабые (в большей степени) матери могут быть подвержены насилию со стороны сына или дочери. По своим физическим кондициям матери в меньшей степени, чем отцы, способны дать отпор агрессивному подростку, дисциплинировать их или защищать себя и младших детей.

Отцы и отчимы также могут стать жертвой насилия, но, конечно же, не в такой степени, как матери и мачехи. Когда насилие возникает между детьми и их отцами, отцы часто реагируют ответной агрессией, и этот инцидент скорее квалифицируется как борьба, нежели насилие.

Примечательно, что родители с физическими или психическими недостатками, чаще, чем другие, становятся жертвами насилия. Не остаются в стороне и другие члены семьи – младшие дети, старики, домашние животные. Как и при всех других формах насилия, семейное насилие направленно на людей, которые воспринимаются агрессором как более слабые и уязвимые.

Родительские переживания, связанные с насилием

Все родители, подвергающиеся насилию, испытывают целую гамму различных эмоций: от страха за свою жизнь и опасения за безопасность их подростка до вины в случае жалоб за насильственный характер действий их детей со стороны окружающих. Эти переживания часто определяют не только восприятие обстановки в семье, но и поведение родителей, формируя психологию жертвы.

Отрицание. Для большинства родителей трудно признаться себе в том, что их ребенок может проявлять по отношению к ним насилие. Поэтому они могут первоначально просто отрицать проблему.

Ощущение фиаско, позора и вины. Многие родителей чувствуют себя угнетенными и опозоренными за то, что не смогли создать семейное счастье. Они подвергают сомнению свои способности к воспитанию, мучаются мыслями о том, что сделали все не так, как надо, и начинают походить на неудачников. Женщины особенно живут под гнетом социальных ожиданий и осуждающего мнения, что они плохие матери. Действительно, многие родители чувствуют ответственность за своих детей. Однако, признавая тот факт, что родители, конечно же, играют главную роль в развитии ребенка, они обычно обвиняются во всех грехах собственных детей. В результате у них не только формируется иррациональное убеждение в своей абсолютной вине, но они часто принимают полную ответственность за насильственные действия их ребенка.

Трудно согласиться с перспективой развития таких родительско-детских отношений. Изменение убеждения, что родители – единственный фактор влияния на их детей, может стать позитивной перспективой, особенно для тех, кто переживает вину и позор по поводу действий своих детей. Действительно, идея об исключительности родительского влияния на детей не только отрицает эффект других социальных воздействий на жизнь ребенка, но и возлагает на их плечи неимоверный груз ответственности. Парадоксальность ситуации состоит в том, что, как только они начинают искать помощи, они часто натыкаются на обвинения окружающих – и это еще больше усиливает их чувство вины. Доминирующее чувство вины и ощущение чрезмерной ответственности часто делают родителей невосприимчивыми к положительным и полезным советам по поводу изменения их поведения и не позволяют предпринять эффективные шаги, чтобы справиться с трудностями.

Отчаяние и изоляция. В дополнение к чувству исключительной ответственности, родители часто ощущают себя одинокими и изолированными. Они переживают безнадежность и беспомощность, потому что не способны управлять ситуацией либо из-за физической опасности, либо по причине их собственной эмоциональной нестабильности. Отчаяние и дисгармония в семейной жизни и ощущение изолированности в данной ситуации делают изменение убеждений еще более проблематичным.

Напряженность отношений. Проявление насилия со стороны подростков отражается и на отношениях между родителями. Отсутствие единого взгляда на процесс воспитания приводит к спорам и скандалам и существенно ограничивает количество времени, которое родители могли бы потратить, чтобы побыть вместе. В результате, супруги перестают интересоваться друг другом, круг общения замыкается на вопросах дисциплины подростка и обсуждении, «что он еще натворил». Результатом подобных отношений часто является потеря эмоциональной близости между родителями, напряженность отношений, отсутствие поддержки и теплоты, что иногда приводят к разводу.

Доверие. Почти все родители, подвергающиеся насилию, чувствуют себя неспособными доверять детям, особенно, когда те остаются одни дома. Постоянный страх конфронтации и нестабильность ситуации, мысли о том, что будет, когда они возвратятся домой, чрезмерно беспокоят родителей. Кроме того, это постоянное сомнение, будет ли ребенок вообще дома или страх, что с ребенком опять придется иметь дело, что их дом и имущество будут повреждены или что-то опять украдено.

Самое большая трудность состоит в том, чтобы изменить чувство безнадежности и инерции, которые возникают из-за отчаяния. Родители агрессивных подростков часто выглядят либо эмоционально парализованными и бесчувственными, либо активными, выполняющими набор ритуальных действий, с помощью которых они беспомощно пытаются противостоять тирании собственных детей.

Здоровье. Стресс и напряжение при общении с агрессивными подростками могут иметь негативные последствия для здоровья родителей, иногда усугубляя имеющиеся проблемы, иногда создавая новые. Многие родители прибегают к использованию лекарственных препаратов в надежде справиться со стрессом и напряженной ситуацией. Некоторые родители начинают употреблять алкоголь, реже наркотики.

Потеря. Когда по разным причинам подросток покидает дом (уход из дома, заключение и прочее), некоторые члены семьи испытывают сильное чувство одиночества и часто горюют о потере их ребенка (брата, сестры). Они также могут горевать о нарушении целостности, разрушении единства семьи. Это особенно травматично для неполных семей, где подросток – единственный ребенок. В случаях, когда молодой человек имеет собственного ребенка, родители теряют не только его, но и контакты с внуком.

Сиблинги. Насильственные действия подростков могут распространяться на других детей в семье и порождать опасения родителей за их безопасность. Некоторые родители обеспокоены, что такие действия, как употребление наркотиков, алкоголя, проституция, могут стать примером для подражания для других детей и распространить «эту заразу» на остальную часть семьи. Кроме того, фокусировка на агрессивном ребенке часто отнимает много времени и энергии родителей и, тем самым, отвлекает их внимание от других детей. В свою очередь, дети, родители которых обходят их вниманием, становятся агрессивными, чтобы получить это внимание, или депрессивными.

Другие межличностные отношения

Родительские и детские отношения с друзьями и родственниками также могут быть пронизаны насилием. Подростки часто манипулируют другими членами семьи, убеждая, что их склонность к насилию – последствие плохого отношения к ним родителей, достойное жалости и снисхождения. Таким образом, любая вспышка ярости и любое хамство могут быть объяснимы «плохим воспитанием».

Работа

Стресс, вызванный насилием, распространяется и на занятия вне дома. Родители приносят свои беспокойство и тревогу на работу.

Волнение родителей, чьих детей переводят из школы в школу или которые убегают из дома, может помешать им сконцентрироваться на профессиональной деятельности. Их беспокойство относительно местонахождения ребенка, тревога за безопасность ребенка, может привести к безразличию и даже травматизму на работе.

Некоторые родители также обеспокоены звонками на работу из милиции или социальных служб, необходимостью выплачивать различного рода штрафы и компенсации за нанесенный ущерб.

Семейные факторы

Достаточно сложно однозначно определить причины и факторы, приводящие к насилию детей над родителями. Однако можно безошибочно назвать некоторые из них.

Родительская власть (авторитет). Пожалуй, любая семья имеет потребность в ясной структуре и определении лидерства. Родители, будучи ответственными, понимают, что они имеют право устанавливать ограничения и говорить: «Это – мой дом, и вы не можете вести себя в нем, как вам вздумается!» Некоторые из них, боясь потерять любовь их детей, избегают установления правил и стандартов поведения. Иногда родители так запуганы, что, стремясь избежать конфронтации, позволяют подростку лидировать в доме. Когда подростки чувствуют, что их родители не в состоянии контролировать ситуацию в семье, они принимают на себя роль управляющего, так как обеспечивают себе ощущение защищенности и безопасности. Таким образом, роли детей и родителей меняются местами. Однако для большинства подростков это дополнительное бремя в борьбе за власть в семье.

Использование принудительных мер. Следует признать нормальным, что в жизни каждого подростка бывает период «Я ненавижу ваши правила!», но родительская работа и состоит в том, чтобы постараться, несмотря на протест подростков, вводя ограничения и правила, «удержать детей в узде». Иногда такие попытки родителей имеют успех. Однако при таком подходе некоторые дети становятся более агрессивными и отказываются повиноваться правилам до тех пор, пока родители не разъяснят, что такое поведение неприемлемо, и именно поэтому родители вводят некоторые ограничения.

Изменения в структуре семьи. В ситуации развода дети злятся и обижаются на родителя, с которым они остаются жить (обычно на мать), за те изменения, которые произошли в их доме, в отношениях с друзьями или в образе жизни в целом. Подростки иногда ревнуют к потере внимания со стороны их матери или отца, особенно, когда у тех появляются другие партнеры. Когда мать – единственный родитель, подростки иногда срывают свой гнев на ней просто потому, что она рядом и «больше не на ком».

Социальная изоляция

Чувства изоляции и отчужденности от семьи, школы и общества часто есть продукт современной «эмоционально холодной» цивилизации. Ощущение разъединенности делает большинство подростков более агрессивными.

Современный пресс работы и денег создают дополнительное напряжение, вызывает семейные проблемы и заставляет родителей уделять все меньше времени на полноценное общение с ребенком. Когда дети маленькие, родители без труда справляются с бременем ответственности и необходимости планирования их действий, но, когда дети достигают подросткового или юношеского возраста, это становится делать все труднее и труднее.

Чувствующие себя отчужденными от родителей, подростки жаждут их внимание и поэтому могут использовать агрессию в виде средства выражения фрустрации и гнева. В будущем такие подростки могут испытывать недостаток социальной зрелости, что может привести к другим формам асоциального поведения. Эти подростки нуждаются в постоянном взрослом руководстве и лидерстве.

Сопутствующие факторы

В современном обществе насилие и агрессия обычно используется для достижения каких-то определенных целей и поддержания контроля. То, что агрессия и насилие буквально пронизывают все сферы человеческой жизни, пожалуй, самое распространенно мнение. Действительно, в некоторых семьях или сообществах физическая и вербальная агрессия, эмоциональное насилие – принятый метод воспитания и взаимоотношений. И, если это продолжалось в течение многих лет или поколений, это, возможно, стало общепринятой моделью поведения.

Следование за образцом. Некоторые склонные к насилию подростки сами были жертвами физического, сексуального или эмоционального насилия или были свидетелями такого насилия по отношению к их родителям или сиблингам. Таким образом, они могут использовать насильственные паттерны поведения как способ воспроизведения взрослых отношений, а также в качестве проявления власти и контроля во взаимодействии с окружающими.

К сожалению, подростки, которые сталкиваются с насилием, часто сосредоточиваются не на возмездии виновнику насилия – вместо этого они направляют агрессию на ни в чем неповинного родителя. Отмечается, что мальчики больше, чем девочки, имеют тенденцию идентифицироваться с их отцами и, следовательно, с большей вероятностью будут заимствовать их негативные и позитивные черты. В исследованиях агрессивного поведения подростков доказывается, что комбинация отцовской агрессии, неадекватного «дисциплинирования» и негативного отношения к ребенку провоцируют возникновение агрессивного и делинквентного поведения. Это может иметь серьезные последствия для мальчиков, ставших свидетелями насильственного поведения их отцов по отношению к матерям.

Стериотипизация сексуальной роли и насилие над женщиной. Длительная девальвация женщин в патриархальном обществе, несмотря на усилия правозащитных и феминистских организаций, до сих пор не изменило положение вещей: женщины все еще меньше зарабатывают, чем мужчины, они недостаточно представлены и имеют более низкий статус в институтах власти. Как жертвы сложившихся гендерных предрассудков и продолжающегося насилия, многие женщины испытывают недостаток доверия к себе как к гражданам и как к родителям. Однако следует признать, что женщины, выполняя материнскую роль, все же в большей мере ответственны за воспитание детей. Вместе с тем, многие из отцов наравне с матерями обеспокоены агрессивностью детей и с готовностью разделяют ответственность за поиски необходимой помощи, хотя при этом могут оставаться эмоционально и физически холодными или даже агрессивными.

В последние годы и педагоги, и криминалисты отмечают увеличение распространенности агрессивного поведения среди девочек-подростков. Некоторые утверждают, что это результат женского протеста, когда молодые женщины восстают против традиционной концепции, в которой «девочки являются робкими, пассивными и испуганными существами». Действительно, многие молодые женщины хотят обладать властью и быть признанными, и в этом случае их гнев можно расценивать как оправданный и конструктивный, как ответ на социальную несправедливость и господство мужчин. Однако их гнев иногда совершенно необоснован, а агрессия принимает разрушительный характер.

Некоторые психологи считают, что девочки, часто подражая агрессивному поведению мужчин, выражают ненависть по отношению к матерям, считая их виновными в покорности и подверженности их насилию со стороны отца или отчима. Совершенно очевидно, что стратегия подчинения, которую женщины используют, чтобы справиться с насилием, мало эффективна и часто ведет к дальнейшему преследованию.

Традиционно женщины всегда были и остаются более восприимчивыми к чувствам и эмоциональным переживаниям. Многие подростки полагают, что им легче делиться их переживаниями именно с матерями. Они не так бояться матерей, как отцов, которые, согласно их социальной роли, чаще реагируют более агрессивно на попытки подростка выразить свои чувства. В результате этого подростки могут выражать целую гамму чувств матерям, включая гнев.

Роль школы. Молодежь находится под большим давлением школьного окружения и сверстников. Школьная среда может быть насильственна, опасна и непочтительна. Дети испытывают угрозу насилия или подвергаются насилию со стороны других учащихся. Угроза насилия и давление, чтобы сделать ребенка «покладистым» в школе, заставляет многих подростков чувствовать себя уязвимыми и понижает их чувство собственного достоинства. Они стремятся контролировать себя, чтобы не показаться слабыми перед одноклассниками и избежать преследований. Преподаватели же часто сами чувствуют себя столь же бессильными, как любой другой взрослый, когда сталкиваются с агрессией подростков.

Школьная жизнь часто организована таким образом, что не предполагает никаких «каналов» для разрядки напряжения, которое дети испытывают в школе. Поэтому многие подростки отреагируют накопленные в школе гнев и агрессию дома или в других местах. Родителям, которые подвергаются насилию со стороны их детей, редко, а чаще никогда, не получают поддержку и помощь со стороны школы.

Употребление алкоголя, наркотиков, токсикомания. Употребление алкоголя и наркотиков напрямую коррелируют с насильственным поведением подростков. Вместе с тем, хотя токсикомания не является причиной агрессивного поведение, такие действия подростков нельзя признать благополучными. Кроме того попытки родителей пресечь такое поведение и оказать помощь детям, могут встретить со стороны подростков достаточно агрессивный отпор.

Серьезные психические расстройства. В некоторых редких случаях подростковое насилие может быть признаком серьезного психического расстройства. К сожалению, эти расстройства часто трудно диагностируемы.

Хотя диагноз может как-то объяснить некоторые особенности агрессивного поведения, его постановка не должна поколебать убеждение родителей, что даже в этой ситуации можно добиться того, чтобы дети относились к ним с уважением. Пока диагноз о психическом заболевании их детей окончательно не установлен, родители должны предпринимать попытки понять, что происходит с их детьми, и как-то изменить ситуацию. Самое большое ограничение для изменения ситуации – чувство безнадежности и инерции, вызванные отчаянным положением родителей. Как уже отмечалось, родители агрессивных подростков находятся либо в эмоциональном ступоре, либо выполняют набор ритуализированных действий, чтобы совладать с собственной беспомощностью.

Примечательно, что постановка медицинского диагноза часто приносит родителям облегчение, позволяя избавиться от чувства вины и порицаний окружающих, предписанное лечения помогает контролировать агрессивное поведение.

Менее серьезные психические расстройства. У некоторых подростков, склонных проявлять агрессию по отношению к их родителям, диагностируют нарушения активности и внимания, поведенческие расстройства.

Методы воспитания. Многие современные родители направляют свою энергию на то, чтобы создать комфортные условия существования и сделать их детей счастливыми вместо того, чтобы формировать у них ответственность. Они пытаются изменить родительскую позицию с авторитетного дисциплинирования на установление партнерских отношений, в которых родители являются «друзьями» их детей. В результате у детей формируется образ родителей, как людей, чей обязанностью является сделать их счастливыми. Иногда это заканчивается неэффективными и нездоровыми родительскодетскими отношениями, в которых родители обращаются с детьми, как с компаньонами или партнерами.

Изменение отношения к ребенку, под воздействием борьбы за права детей, привело к неоднозначно «позитивным» последствиям. С одной стороны, было признано, что дети имеют права и они должны быть защищены, с другой – это привело к неблагоприятному кризису лидерства и руководства в пределах семьи.

«Новая этика воспитания ребенка» сместила акцент с необходимости структурирования и лидерства в семье на признание потребности детей иметь возможность выражать чувства и оценочные суждения. Доброта, мягкость и признание важности свободного выражения ребенком чувств стали основными принципами «положительного» воспитания. Очень популярными стали идеи, препятствующие родителям чрезмерно контролировать их детей [6]:

  • Дети должны иметь возможность совершать собственные ошибки.
  • Если родители будут опекать детей, они никогда не научатся ответственному поведению.
  • Чтобы дети ни делали, это их жизнь.
  • Детям нужно доверять (вне зависимости, заслуживают они этого или нет). Иначе рост внутренних ресурсов будет медленным, творческий потенциал и стремление к самовыражению может вообще не развиться.
  • Молодые люди должны иметь возможность самостоятельно принимать решения (поэтому родители не должны навязывать им свои суждения).
  • Эго ребенка не будет сформированным, если его право на частную жизнь будет нарушено.
  • Использование наказания без предварительного предупреждения может иметь серьезные последствия.

Вместе с тем, большинство родителей, педагогов и психологов, признавая необходимость соблюдения прав ребенка, отмечают, что должен существовать некий баланс между правами детей и их обязанностями. Подростки ответственны за свои действия и поведение и должны нести за них отвечать, хотя они могут настойчиво сопротивляться этому, делегируя лидерские полномочия собственным родителям. Взрослые же, опекая подростковую культуры, часто живут в мире иррациональных убеждений об ответственности за мир, который они создали для своих детей.

Литература

  1. Ambert A.-M. The Effect of Children on Parents. New York: Hayworth Press, 1992.
  2. Ambert A.-M. Parents, Children, and Adolescents: Interactive Relationships and Development in Context. New York: Hayworth Press, 1997.
  3. Barkley J. Reclaiming our children: teachers as elders. In Daily Meaning: Counternarratives of Teachers’ Work. Neilsen, Allan R. (editor). Halifax: Bendall Books, 1999.
  4. Cottrell B. Parent Abuse: The Abuse of Parents by Their Teenage Children. Report and booklet. 2001. — http://www.hc-sc.gc.ca/nc-cn.
  5. Cottrell B., Finlayson M. A. Parent Abuse: The Abuse of Parents by Their Teenage Children. Report and booklet. 1996. — http://www.hc-sc.gc.ca/nc-cn.
  6. Price, J. Power and Compassion: Working with Difficult Adolescents and Abused Parents. New York: Guilford Press, 1996.

Напечатана в журнале «Психология зрелости и старения». — № 1(37), 2007. — С. 5–18.

 
Подписка

Подписаться на рассылку портала, чтобы узнавать о появлении новых статей одним из первых.

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке.
К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Все статьиДругие статьи



Портал рекомендует
  • Игорь Александрович Фурманов

    Игорь Александрович Фурманов

    Практикующий консультант и психотерапевт.

    Доктор психологических наук, профессор. Ведущий специалист по работе с агрессивностью, последствиями физического, психологического и сексуального насилия в отношении детей и взрослых.

  • Олег Силявский

    Олег Силявский

    Коучинг: бизнес- проф- лайф-

    Опыт коучинга, психологической, консультационной и тренерской работы — более 20 лет.

  • Надежда Агеева

    Надежда Агеева

    Психолог, гештальт-терапевт, групповой терапевт

    Основные направления психологической практики:индивидуальное психологическое консультирование, долгосрочная психологическая помощь, групповая работа, работа с семьями и супружескими парами, работа в реабилитационной программе для зависимых людей.

    Психологическая практика — более 10 лет.