Путеводитель по миру психологии
для клиентов и профессионалов
  • Поиск психолога по критериям:

Карта сайта

Здоровый образ жизни как объект психологического исследования

Подписка

Подписаться, чтобы узнавать о появлении новых статей .

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке. К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Ю. Г. Фролова, доцент кафедры психологии Белорусского государственного университета.

В статье представлен теоретический анализ понятия «здоровый образ жизни». Выделяются основные проблемы, возникающие при его использовании в психологии здоровья. Показано, что по своему содержанию понятие здорового образа жизни не соответствует социологической категории образа жизни, при этом в большинстве психологических работ существует тенденция рассматривать здоровый образ жизни вне контекста социальной ситуации, с акцентом на сознательных поступках человека. Обсуждается вопрос о несогласованности отдельных компонентов здорового образа жизни и об их неоднозначной связи со здоровьем человека. Обосновывается необходимость использовать в качестве индикаторов здорового образа жизни те показатели, которые носят устойчивый характер, выражаются не только в открыто наблюдаемом поведении, но и в намерениях, интересах и ценностях, связаны с социальной позицией индивида, а также являются типичными для определенной социальной группы.

Ключевые слова: здоровье, образ жизни, стиль жизни, здоровый образ жизни, здоровое поведение. 

Healthy way of life as an object of psychological research

Y. G. Fralova, PhD in Psychology, Associate professor

The paper presents a theoretical analysis of the concept of "healthy way of life". Basic problems, arising up at his use in psychology of health, are distinguished. It is shown, that the concept of healthy way of life does not match sociological category of way of life. In most psychological works, there is a tendency to examine the healthy way of life outside the context of social situation, with an accent on the conscious acts. Inconsistency of separate components of healthy way of life and their ambiguous connection with the health is discussed. A necessity to use as indicators of healthy way of life those indexes, which carry steady character, expressed not only behavior but also intentions, interests and values, are related to social position, and also are typical for certain social group is grounded.

Key words: health, way of life, lifestyle, healthy way of life, health behavior.

Проблемное поле психологии здоровья определяется весьма широко: от факторов соматического и психосоциального благополучия до психологических аспектов работы системы здравоохранения в целом [1] [2]. Однако наибольшее количество исследований в данной области посвящено здоровому поведению и здоровому образу жизни. Зарубежная психология здоровья с самого начала своего развития основывалась на предположении о том, что именно поведение опосредует взаимосвязь между индивидом и действующими на него биологическими, психологическими и социальными факторами. По мнению многих авторов, оно является более значимым предиктором здоровья, нежели эмоции и особенности личности [3].

Для отечественной науки характерно особое понимание предмета психологии здоровья, с акцентом на эмоциональных и мотивационных факторах, таких, как отношение к здоровью, ценность здоровья и прочие, которые определяют образ жизни человека. В качестве наиболее важной задачи называется исследование здоровья как целостного, интегративного состояния, включающего в себя психологический и духовно-нравственный компоненты [1] [4].

Понятие здорового образа жизни активно используется в научной литературе с 1970 гг., однако его теоретическое осмысление явно недостаточно. В связи с этим возникает ряд вопросов, которые будут рассмотрены ниже.

Первый вопрос касается соотношения понятий «образ жизни» и «здоровый образ жизни». Образ жизни категория социологической науки. Это «устойчивые формы социального бытия, совместной деятельности людей, типичные для исторически конкретных социальных отношений, формирующиеся в соответствии с генерализованными нормами и ценностями, отражающими эти отношения» [5].

Упоминания об образе жизни впервые появляются в отечественных публикациях в конце 1960 гг., в 1970–1980 гг. он исследуется наиболее активно, позже интерес к этой теме снижается [6]. А. А. Возьмитель и Г. И. Осадчая объясняют это тем, что понятие образа жизни применимо лишь к стабильным обществам. Они пишут, что проведенные в течение 1980 гг. социологические исследования позволили сделать вывод о постепенном распаде советского образа жизни. Это способствовало росту интереса к тем механизмам, которые опосредуют взаимодействие индивида и социума [5]. Как считает И. В. Силуянова, возможность осознанного выбора жизненного пути является одной из характеристик современного человеческого существования [7]. М. Мартинковский отмечает, что такая возможность впервые появляется у индивида в Новое время. Чем дальше от традиционной культуры, тем больше образ жизни отражает индивидуальные ценности и зависит от принимаемых человеком решений не только о том, что делать, но и о том, кем быть [8]. Это такой способ существования, который предполагает определенную степень рефлексивности собственного бытия и основан на ценностно-мировоззренческой упорядоченности жизни личности [7].

Вместе с тем, образ жизни не следует рассматривать исключительно в контексте произвольной активности человека, поскольку в нем, помимо индивидуальных характеристик, содержится и нечто типичное для определенной социальной группы, культуры и исторической эпохи. В. Л. Абушенко в этой связи пишет: «образ жизни есть …способ активного присвоения индивидами общественных условий своей жизни, способ реализации себя в социальном» [6].

К компонентам образа жизни относятся распределение времени, характер труда и потребления материальных благ, активность в сфере культуры и просвещения, политическая активность, отношение к общественным проблемам, религиозная принадлежность, формы общежития людей, способы самоидентификации [8].

Понятие здорового образа жизни отличается меньшей определенностью. Оно заменило в научных текстах термин «санитарная культура». В число показателей санитарной культуры входят гигиеническое поведение и интерес к проблемам сохранения здоровья [9]. Вплоть до конца 1980 гг. предполагалось, что требования к здоровому образу жизни являются общими для всех людей. Этому способствовало рассмотрение проблематики здоровья в контексте социалистического образа жизни. В итоге здоровый образ жизни стал рассматриваться, скорее, с моральных, а не с научных позиций: «забота о собственном здоровье и здоровье окружающих не только личное дело каждого человека, но также его общественный долг» [10].

В конце 1980 начале 1990 гг. определения здорового образа жизни стали более дифференцированными. Утверждалось, что для выделения его наиболее значимых компонентов необходимо соотнести поведенческие показатели с биологическими особенностями человека, а также с особенностями социальной среды. Вариантов здорового образа жизни может быть столько, сколько существует условий жизни [11]. Помимо этого, была поставлена под сомнение тенденция ориентироваться в исследованиях образа жизни исключительно на индивидуальное поведение курение, употребление алкоголя и прочее [12]. В настоящее время здоровый образ жизни определяется как совокупность внутренних и внешних условий жизнедеятельности, обеспечивающих здоровье и трудоспособность, активное долголетие, а также гармоничное развитие личности [1] [8] [11].

Если сравнить данную формулировку с приведенным выше определением образа жизни, становится очевидным, что понятие здорового образа жизни не конкретизировано с точки зрения устойчивости, типичности и социально-исторической специфичности входящих в него компонентов. Кроме того, здоровый образ жизни не рассматривается в контексте совместной деятельности людей. Еще более удивительным является тот факт, что в психологии без дополнительных объяснений и уточнений используется социологическое понятие, ведь очевидно, что полноценно исследовать здоровый образ жизни средствами одной лишь психологической науки нельзя. Между тем, в отечественной социологии, помимо понятия образа жизни, также выделяются способ и стиль жизни. На наш взгляд, именно стиль жизни, «индивидуально усваиваемый или избираемый, устойчиво воспроизводящий отличительные черты общения, бытового уклада, манеры, привычки, склонности, типичные для определенной категории лиц, выявляющие своеобразие их духовного мира» [5] является той категорией, которая может быть продуктивно использована в психологии здоровья. Стиль жизни связан с социально-психологическими процессами, его функцией является самоопределение личности, и он более динамичен, по сравнению с образом жизни.

Рассмотрение здорового образа жизни как одного из компонентов социалистического образа жизни привнесло в это понятие излишние моральные и политические коннотации, однако в дальнейшем, в результате его деполитизации, социальный аспект был полностью утрачен. В отечественной психологии здоровья акцент чаще всего делается на сознательных поступках человека, которые он совершает независимо от социальных воздействий.

Интересно сравнить динамику отношения к социальным аспектам здоровья в отечественной и зарубежной науке. Если в отечественной науке это движение от социального к индивидуальному, то есть от социальной гигиены к идеям личной профилактики и саморазвития, то в зарубежной психологии здоровья происходит постепенный переход от исследований индивидуальных процессов принятия решения к определению социально-психологических факторов здоровья.

 Таблица — Компоненты здорового образа жизни

Второй вопрос, на который необходимо ответить насколько согласуются между собой отдельные компоненты здорового образа жизни? В таблице приведено несколько типичных перечней. Очевидно, что закаливание, рациональное питание и наличие навыков борьбы со стрессом индикаторы разного порядка. И. Н. Гурвич, обобщивший в своей работе результаты социологических опросов за несколько десятилетий, отмечает отсутствие согласованности между отдельными видами самосохранительной активности, что, как он считает, ставит под сомнение целесообразность использования понятия «здоровый образ жизни». Наиболее значимые связи были выявлены между отказом от курения, контролем питания и снижением количества употребляемого алкоголя [13]. Анализ зарубежных источников позволяет в целом подтвердить эти предположения. Так, Л. Бернард и Э. Крупат констатируют, что различные виды превентивного поведения удивительно мало связаны друг с другом [14].

Cуществуют некоторые доводы в поддержку альтернативной точки зрения. Л. Ааро в репрезентативном исследовании подростков были выделены два поведенческих кластера, между которыми прослеживалась значимая отрицательная корреляция (от –0,4 до –0,5): рискованное поведение и поведение, способствующее здоровью. Автор сообщает и о корреляциях внутри данных кластеров, что, по его мнению, оправдывает использование понятия жизненного стиля [15]. Однако можно предположить, что такая согласованность характерна именно для данной возрастной группы и объясняется проявляющейся в этом возрасте общей склонностью к поведенческим девиациям.

Остается открытым вопрос о связи образа жизни и здоровья. По мнению Г. И. Царегородцева и И. А. Гундарова [12], формирование здорового образа жизни не может дать немедленную отдачу на протяжении одного поколения. Результаты многолетних наблюдений за изменением состояния здоровья в популяциях, на которые были направлены определенные профилактические программы, неоднозначны. Например, программа профилактики ишемической болезни сердца, проводимая Всемирной организацией здравоохранения, способствовала снижению смертности на 20–30 %. Однако распространенность конкретного заболевания и предположительно связанного с ним фактора риска далеко не во всех случаях совпадают, о чем свидетельствуют данные, собранные в США (курение и распространение рака легких), Швеции (лечение гипертонии и мозговые инсульты), Исландии (курение, уровень холестерина и ишемическая болезнь сердца). Более того, в некоторых исследованиях показано, что устранение какого-то фактора риска может иметь как позитивный, так и негативный эффект, отмечает И. В. Журавлева [17]. В целом приходится признать, что любые поступки человека могут повлиять на его здоровье. Это делает понятие здорового образа жизни чрезмерно обширным и расплывчатым.

В таком случае, следует ли отказаться от его использования, заменив понятием «здоровое поведение»? Наиболее цитируемым определением здорового поведения является формулировка, предложенная в 1966 г. С. Каслом и С. Коббом. Здоровое поведение это поведение, направленное на сохранение или увеличение благополучия индивида. При этом в основном акцент делается на произвольной активности, связанной с физическим здоровьем [цит по: 14]. Созданные на сегодняшний день в зарубежной психологии здоровья концепции (теория мотивации самосохранения, теория целенаправленного поведения, транстеоретическая модель поведенческих изменений и другие) предлагают рассматривать отдельные виды здорового поведения изолированно. Поэтому они непригодны для характеристики образа жизни в целом, и, как считают некоторые критически настроенные авторы, обладают минимальной валидностью [3]. Справедливости ради необходимо отметить: типичные для профилактической медицины идеи об общей поддержке здорового образа жизни пока не вполне оправдывают себя с точки зрения эффективности проводимых мероприятий [11] [12].

Проблема заключается не только в том, что понятие здорового поведения в исследованиях, как правило, подменяется конкретным видом самосохранительной активности. Такое поведение рассматривается вне контекста социальной ситуации, как результат индивидуально принятого решения. Между тем, эмпирические данные свидетельствуют, что сами респонденты достаточно четко определяют свое здоровое/нездоровое поведение в социальных терминах. Например, конфликт между маскулинной идентичностью и пассивной ролью пациента может объяснить тот факт, что мужчины значительно реже обращаются за медицинской помощью. Те социальные роли, которые они должны исполнять, приводят к задержке в начале лечения, избеганию эмоциональной экспрессии, рискованному поведению, включая употребление наркотиков, нарушения закона [18] [19]. В целом можно отметить, что как понятие здорового образа жизни, так и понятие здорового поведения скорее описывают индивидуальное, нежели социальное поведение.

До сих пор ни в отечественной, ни в зарубежной науке не обсуждался достаточно глубоко вопрос о том, какие методы наиболее адекватны для изучения здорового образа жизни? Исходя из определения образа жизни, необходимо использовать в качестве индикаторов те показатели, которые носят устойчивый характер, выражаются не только в открыто наблюдаемом поведении, но и в намерениях, интересах и ценностях, связаны с социальной позицией индивида, а также являются типичными для определенной социальной группы. При анализе поведения целесообразно принимать во внимание, что различные его виды существенно отличаются друг от друга, например, по таким критериям, как степень произвольности, скорость, длительность и характер влияния на состояние человека, моральная оценка, привычность или новизна. Необходимо также дифференцировать единичные действия и длительную, требующую значительных усилий активность [20].

Одним из самых типичных методов исследования здорового образа жизни является анкетирование. Оно позволяет достаточно быстро собрать данные на уровне целой популяции. Хотя некоторые авторы указывают на ненадежность открытых вопросов для сбора информации о поведении, реальной альтернативы этому методу нет, поскольку наблюдение или данные, полученные от третьих лиц (врачей, педагогов и прочих) также могут быть недостоверными [20]. Вместе с тем, в 1940–1970 гг. при исследовании санитарной культуры предлагалось учитывать и объективные показатели, то есть характеристики окружающей среды, свидетельствующие об осознании необходимости заботы о здоровье. Критериями роста санитарной культуры являются повышение доли семейного бюджета, приходящегося на заботу о здоровье, улучшение санитарного состояния жилища, производственных помещений и улиц, попытки воздействовать на работу системы здравоохранения, посещаемость поликлиник и прочее [9]. Представляется целесообразным использовать подобные показатели в дальнейших исследованиях.

Часто респондентам задают чрезмерно общие вопросы например, стараются ли они заботиться о своем здоровье. При этом игнорируется тот факт, что одинаковые ответы могут дать респонденты с различными характеристиками образа жизни например, один человек считает самым главным компонентом здорового образа жизни физические нагрузки, а другой употребление в пищу овощей и фруктов. Большая часть анкетных опросов происходит в ходе срезовых, а не лонгитюдных исследований, что позволяет усомниться в устойчивости выявляемых таким образом показателей, поскольку не всегда в анкетах уточняется, о каком периоде времени идет речь.

Выводы

Наиболее полезным для развития психологии здоровья будет изучение здорового поведения, а также отношения к здоровью в контексте социальной ситуации. С точки зрения данного подхода актуальными являются вопросы о том, каким образом условия жизни, макро- и микросоциальное окружение человека влияют на его поведение, как принятие решений в сфере здоровья отражает характерные для него способы самоидентификации, какие черты жизненного стиля являются индивидуальными, а какие типичными для определенной социальной группы. Решение этих вопросов будет способствовать разработке профилактических программ, адекватных актуальной ситуации в сфере общественного здоровья.

Литература

  1. Никифоров, Г. С. Психология здоровья: учеб. пособие / Г. С. Никифоров. СПб.: Речь, 2002. 256 с.
  2. Matarazzo, J. D. Behavioral health’s challenge to academic, scientific and professional psychology / J. D. Matarazzo // American Psychologist. 1982. Vol. 37, № 1. P. 1–14.
  3. Health psychology: theory, research and practice / D. F. Marks [et al.]. London: SAGE Publications, 2000. 422 p.
  4. Ананьев, В. А. Психология здоровья / В. А. Ананьев. СПб.: Речь, 2006. 384 с.
  5. Возьмитель, А. А. Образ жизни: теоретико-методологические основы анализа / А. А. Возьмитель, Г. И. Осадчая // Социологические исследования. 2009. № 8. С. 58–65.
  6. Абушенко, В. Л. Образ жизни / В. Л. Абушенко // Социология: энциклопедия. Минск: Книжный Дом, 2003. С. 651–653.
  7. Cилуянова, И. В. Взаимосвязь философского и медицинского подхода в исследовании образа жизни / И. В. Силуянова // Советское здравоохранение. 1989. № 10. С. 3–9.
  8. Мартинковский, М. Здоровье и здоровый образ жизни в ценностных ориентациях молодежи / М. Мартинковский. Минск: Технопринт, 2003. 275 с.
  9. Соколов, И. С. Показатели санитарной культурности населения и методика их изучения / И. С. Соколов. М.: ЦНИИ СП, 1959. 95 с.
  10. Санитарное просвещение: Междунар. терминол. словарь / П. ред. Д. Н. Лоранского, В. Шмидта. М.: Медицина, 1981. 237 с.
  11. Вайнер, Э. Н. Валеология: учеб. для вузов / Э. Н. Вайнер. 3-е изд., испр. М.: Флинта; Наука, 2005. 416 с.
  12. Царегородцев, Г. И. Социально-медицинская профилактика / Г. И. Царегородцев, И. А. Гундаров // Вестник Академии медицинских наук СССР. 1990. № 4. С. 9–16.
  13. Гурвич, И. Н. Социальная психология здоровья / И. Н. Гурвич. – СПб.: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, 1999. 1023 с.
  14. Bernard, L. C. Health psychology: Biopsychosocial factors in health and illness / L. C. Bernard, E. Krupat. Fort Worth: Harcourt Brace College Publishers, 1994. 733 p.
  15. Aaro, L. E. Adolescent lifestyle / L. E. Aaro // Cambridge Handbook of Psychology, Health and Medicine. Cambridge: Cambridge University Press, 1997. P. 65–68.
  16. Горчак, С. И. К вопросу о дефиниции здорового образа жизни / С. И. Горчак // Здоровый образ жизни: социально-философские и медико-биологические проблемы: сб. науч. статей. Кишинев: Штиинца, 1991. С. 19–39.
  17. Журавлева, И. В. Отношение к здоровью индивида и общества / И. В. Журавлева. – М.: Наука, 2006. 238 с.
  18. Hodgetts, D. «The problem with men»: working-class men making sense of men’s health on television / D. Hodgetts // Journal of Health Psychology. 2002. Vol. 7, № 3. Р. 269–283.
  19. Lee, C. Issues for a psychology of men's health / C. Lee, R. Owens // Journal of Health Psychology. 2002. Vol. 7, № 3. P. 209–217.
  20. Sutton, S. Determinants of health-related behaviours: Theoretical and methodological issues [Electronic resource] / S. Sutton // The SAGE Handbook of Health Psychology. London: SAGE Publication, 2004. Mode of access: http://sage-ereference.com/hdbk_sagehealthpsych/Article_n4.html. Date of access: 05.09.2009.
 
Подписка

Подписаться на рассылку портала, чтобы узнавать о появлении новых статей одним из первых.

Кликните на изображение конверта. В открывшемся окне введите свой email и символы на картинке.
К вам на почту придет письмо со ссылкой - перейдите по ней для подтверждения подписки.

Все статьиДругие статьи



Портал рекомендует
  • Игорь Александрович Фурманов

    Игорь Александрович Фурманов

    Практикующий консультант и психотерапевт.

    Доктор психологических наук, профессор. Ведущий специалист по работе с агрессивностью, последствиями физического, психологического и сексуального насилия в отношении детей и взрослых.

  • Олег Силявский

    Олег Силявский

    Коучинг: бизнес- проф- лайф-

    Опыт коучинга, психологической, консультационной и тренерской работы — более 20 лет.

  • Надежда Агеева

    Надежда Агеева

    Психолог, гештальт-терапевт, групповой терапевт

    Основные направления психологической практики:индивидуальное психологическое консультирование, долгосрочная психологическая помощь, групповая работа, работа с семьями и супружескими парами, работа в реабилитационной программе для зависимых людей.

    Психологическая практика — более 10 лет.